Гауди

оглавление

Друзья, журнал переведен в режим только для друзей. Я есть и на фб, приходите!

Вот тут что я думаю
Вот тут что я пишу (тексты в Журнальном зале)
Вот тут о том, где я живу
Вот тут что люблю

Всем спасибо.  Во всем моем журнале комментарии не от френдов скринятся: участились набеги вредных насекомых. По этой же причине отключены комментарии к некоторым, особенно привлекательным для спама, записям, включая эту. Охотно раскрываю комментарии и зафренживаю на время интересной дискуссии их авторов.
решетка

(no subject)

Дорогие питерские друзья!

Приглашаю вас на презентацию книги Иоанна Креста "Песни души" в пятницу 2 апреля в 18.30 в музей Анны Ахматовой,

Литейный пр. 53.

Вход по билетам (200 и льготный 100 рублей). Если для кого-то это проблема, напишите мне в личку, пожалуйста.

Если можно, поделитесь этим сообщением. Спасибо!

Lucas van Leyden

ПАМЯТИ Н. А. БОГОМОЛОВА

      Николай Алексеевич был одним из первых настоящих ученых, которых я увидел в жизни. Это был 1989 (кажется) год, когда профессиональный филолог неожиданно оказался нарасхват - журналы и издательства наперебой печатали только что разрешенную литературу, что по странной романтичности эпохи сделалось делом государственной важности. Роль ключаря при сокровищнице только добавляла внушительности его и без того впечатляющему облику, сильно, кстати, на первый взгляд контрастирующему с изящной речью и филигранной тонкости текстами. Последние я уже неплохо знал: напечатанная годом раньше статья про Ходасевича (которая стала предисловием к волюму "Библиотеки поэта") была, вероятно, не для одного меня чем-то вроде филологического откровения: вот так можно и должно писать о поэзии. Но личное знакомство добавило к этому и без того многомерному тексту новые координаты: как если бы выяснилось, что Илья Муромец в свободное от подвигов время пишет венки сонетов. Collapse )
решетка

Две публикации в "Новом мире"

решетка

Быт и искусство нынешних людей

На бульварах идёт фестиваль «Времена и эпохи». Как бы ни усердствовали мундиры и костюмы в стремлении изобразить «раньшие времена», как говорит моя подруга, переодетые   люди сидят и ходят с улыбками и взглядами наших современников. Я часто украдкой смотрю на лица военных и милиционеров и всегда удивляюсь: настоящие!  В отличие от актеров, физиономии у людей в униформах ничего не изображают. Священник зевнул в алтаре, псевдонаполеоновский солдат выплюнул жвачку… Но пока тело жуёт и зевает, облачение продолжает твердить своё, даже и тогда, когда остаётся пустым, само по себе.

На Петровском бульваре изображается «быт и искусство древнейших людей»: первобытные люди разводят огонь и рисуют на скалах. На том же бульваре — в музее ММОМА — проходит выставка «Генеральная репетиция», на которой, думаю, самое интересное — экспозиция «Ничьё», созданная Марией Степановой. Картинки, которых мне не хватало при чтении «Памяти памяти», наконец появились: среди шедевров и художественных экспериментов выставлены вещи из спецхрана семьи М.С. — манишки, платья, часы, клавиатура пишущей машинки, детский чемодан... Как и книга не «роман», а «романс», так и эта выставка — так сказать «выставка-с». 

Collapse )